«ФЕОДАЛЬНОЕ ПРАВО» ИЛИ «СРЕДНЕВЕКОВОЕ ПРАВО»: К ВОПРОСУ О ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКОЙ ОПРЕДЕЛЕННОСТИ

«ФЕОДАЛЬНОЕ ПРАВО» ИЛИ «СРЕДНЕВЕКОВОЕ ПРАВО»:
К ВОПРОСУ О ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКОЙ ОПРЕДЕЛЕННОСТИ

«ФЕОДАЛЬНЕ ПРАВО» ЧИ «СЕРЕДНЬОВІЧНЕ ПРАВО»:
ДО ПИТАННЯ ПРО ТЕРМІНОЛОГІЧНУ ВИЗНАЧЕНІСТЬ

«THE FEUDAL LAW» OR «MEDIEVAL LAW»: TO THE QUESTION ABOUT TERMINOLOGICAL DETERMINATION


Автор – Шаляпин Сергей Олегович – кандидат исторических наук, доцент, заведующий кафедрой теории и истории государства и права Северного (Арктического) федерального университета имени М. В. Ломоносова, член Правления Российского историко-правового общества, член Исполкома Российской академии юридических наук. Специалист по истории средневекового российского права, государственно-конфесиональным отношениям, истории правовых учений. E-mail: s.shalyapin@narfu.ru. 

Стаття опублікована у збірнику АННАЛИ ЮРИДИЧНОЇ ІСТОРІЇ Том 1. Номер 1, січень-березень 2017 ВИПУСК «ІСТОРІЯ ТА ГЕОГРАФІЯ СЕРЕДНЬОВІЧНОГО ПРАВА»


Историко-правовая наука, пожалуй, как никакая другая из юридических дисциплин, находится в  постоянном поиске наиболее точной терминологии, адекватно отражающей смысл и содержание изучаемых явлений. Этот не прекращающийся поиск вполне объясним самой природой истории права как науки одновременно юридической, то есть находящейся в дефинитивных координатах современного правоведения, и исторической, то есть связанной необходимостью строгого следования терминам, получившим определение в ту или иную эпоху в прошлом. В многоуровневой системе категорий, вошедших в понятийный аппарат истории права, особняком стоит группа дефиниций expost – понятий, получивших название в дальнейшем историческом процессе при осмыслении и концептуализации ушедших в прошлое явлений и процессов. К подобным понятиям относится и термин «средневековое право» [4, 5]. Казалось бы, вполнеочевидный с точки зрения общеизвестной периодизации истории термин должен был вполне органично войти в историко-правовую науку. Однако, в традицию историко-правовой науки советского периода, частично поддерживаемую и современными исследователями, вошло использование понятия «феодальное право» для обозначения всех правовых явлений соотносимых с определенной общественно-экономической формацией.

Феодальное право понималось «как исторический тип права, соответствующий экономическим и социально-политическим отношениям феодального общества» [1, с. 360].

Подобный подход был вполне закономерен в условиях советского юридического позитивизма и идеологизированности исторической науки. Его элементы не вышли из обращения до настоящего времени, что отражается в широко применяемой терминологии. Так, в новейшем исследовании сравнительно-исторической типологии права Е. Н. Трикоз указывает на работы современных авторов, которые в рамках историко-цивилизационной (не позитивистской!) типологии права указывают на западный и восточный феодализм как на смешанный цивилизационный тип аграрной эпохи [14, с. 136].

«Испытание огнем», Дирк Баутс
“Випробування вогнем” Дірк Баутс

Однако постепенно на смену понятию «феодальное право» приходит дефиниция «средневековое право», нуждающаяся, на наш взгляд, в более точном определении и отграничении от понятия, доминировавшего ранее. Большинство авторов историко-правовых исследований продолжает связывать средневековье либо с временным отрезком, традиционно охватывающим эпоху от падения античных обществ до буржуазных революций, либо все-таки с феодальной формацией, зачастую ставя знак равенства между средневековьем и феодализмом [7, с. 5]. Между тем, когда мы говорим о возможности выделения особого исторического типа права, характерного для определенной эпохи, корреляция его только с особым типом феодальных экономических или вассальных отношений представляется некоторым упрощением.

Бóльшая приемлемость термина «средневековое право», способствующего «синтезу всей совокупности исторических знаний, которыми располагает историко-правовая наука в начале XXI в., не ограничивая себя формационным подходом», доказывается в работах В.В. Момотова [8, с. 7], доводы которого были восприняты или совпали с мнением многих ученых, работающих в данной области. Так один из наиболее глубоких исследователей российского средневекового права 

В. А. Рогов указывал на недопустимость приписывания современного линейного понимания права средневековой эпохе, которая придавала правовым нормам религиозный характер и мистическую трактовку [10, с. 25]. Он же реконструировал элементы средневековой теории права [11, с. 360; 12], для которой тип феодальных экономических отношений вовсе не выступал определяющим фактором.

Ряд современных авторов или вовсе избегают не вполне адекватного их исследованиям термина «феодальное право» [2], либо даже вступают на путь обоснования явлений, производных от дефиниции «средневековое право», таких, например, как средневековое правосознание [5], региональная средневековая правовая традиция [9] или средневековое правосудие [13].

Средневековый_суд_1
Середньовічний суд

В определенном смысле отечественная историко-правовая наука возвращается к терминологии начала ХХ века, когда марксистские формационные подходы еще не довлели над научной терминологией. Но возврат этот будет более обоснованным, если мы сможем четко прояснить смысл и содержание дефиниции «средневековое право». В противном случае все сведется к простой подмене понятий – навязшее в зубах «феодальное» механически будет заменено на более нейтральное «средневековое». На самом деле между этими понятиями есть очевидная взаимосвязь. Еще русский историк-медиевист, ставший классиком английского сравнительно-исторического правоведения,

П.Г. Виноградов, обозначая исторические формы права для Европы, одной из них считал «средневековое право», понимаемое как совокупность феодального права и канонического права.

Его пояснение в данном случае настолько любопытно, что заслуживает обширной цитаты: «Источники двух систем, несомненно, различны и, в значительной степени, антагонистичны. Но не случайно то, что и феодальное и каноническое право произросли на одной почве. Их дуализм является необходимым следствием их крайней односторонности. Феодальное право имеет слишком узкий, а каноническое – слишком широкий базис: одно отталкивается от права владения, второе – от общечеловеческих ценностей… Было бы невозможно справедливо оценить этот важный период правовой мысли и деятельности, разделив эти противоположные элементы реального мира, или пытаясь сконструировать правовую систему на одном из двух оснований, взятом в отдельности» [16, с. 158-159]. Представляется, что попытки свести всю правовую традицию средневековья исключительно к феодальному праву – это и есть конструирование правовой системы на одном, не слишком устойчивом основании. 

Разрывание_лошадьми_1
Один з видів покарань

Чтобы объемно и всесторонне представить себе определяющие черты средневекового права можно обратиться к работе непревзойденного знатока средневекового миросозерцания Г. Эйкена. В главе, посвященной средневековому праву он, также как и Виноградов, описывает сложный механизм правового взаимодействия феодального государства и церкви, отводя последней ведущую роль в формировании как доктрины права, так и ключевых юридических практик. Средневековое сознание было проникнуто идеей о том, что «не государство, а Бог был источником права» [15, с. 487].

Созданное Богом чистое, естественное право должно было превалировать над земным законом (в том числе и римским), по отношению к которому религиозное воззрение на право «действовало в двух направлениях, отчасти сохраняя существовавшие правовые принципы и развивая их далее в смысле, соответствовавшем его духу, отчасти же изменяя или вовсе устраняя взгляды и правовые интересы, противоречившие его религиозной системе» [15, с. 488].

V0041651 The inside of a jail of the Inquisition, with a priest super
Всередині тюрми інквізиції

Взгляды Эйкена и Виноградова на внутреннюю структуру и отличительные особенности средневекового права принципиально дополнены классиком советской медиевистики А. Я. Гуревичем, писавшим, что «концепция права, преобладающая в том или ином обществе, в конечном счете упирается в положение человеческой личности в этом обществе» [3, с. 184]. Для средневекового общества западного типа была характерна монократическая концепция правопонимания, возводившая само право к божественной воле, а статус каждого индивида в мире связывавшая с его местом в иерархической структуре, освещенной той же высшей волей. Действительным считалось лишь то, что подверглось правовой институционализации (статус личности, общины, цеха города, прихода, вотчины). А подобный подход, в свою очередь, порождал всюду проникающую правовую символику и ритуал, превращавший юридические факты в священнодействия. На вопрос, столетиями смущавший умы исследователей, о наличии или отсутствии сходства между средневековым правом Запада и российским правом и российской правовой культурой того же периода недавно однозначный ответ был дан Н. Ш. Коллманн, подробно изучившей практику отечественного правосудия и наказания рубежа средневековья и Нового времени. В предисловии к русскому изданию своей монографии она указала, что «наиболее важным выводом книги является то, что в течение всего Московского периода… Россия обладала судебной культурой, во многом сопоставимой с судебной культурой ряда стран Европы» [6, с. 7]. Таким образом, реалии российского права соответствующей эпохи вполне могут быть интерпретированы в рамках дефиниции «средневековое право» более органично, нежели при употреблении старого термина «феодальное право», требующего постоянных ритуальных оговорок относительно особого пути развития феодальных экономических отношений в России.

«Средневековое право» как историческую форму права следовало бы представить как совокупность систем феодального и канонического права с особым типом правосознания, для которого характерными являлись символизм, иерархичность, религиозный характер и тесно связанная с ним эсхатологичность. 

Справедливо будет подчеркнуть, что данное определение не может быть механически распространено на средневековые общества незападного типа. Но подобной неэластичностью страдал и термин «феодальное право», поскольку вопрос о феодальном характере экономических отношений в азиатских, африканских или древнеамериканских обществах также не имеет однозначного решения. В обществах же западного (или близкого к западному) типа средневековое право господствует вплоть до периода рационализации последнего, произошедшего под влиянием секулярных тендеций XVII–XVIII вв.

ведьма-суд
Суд над відьмами

ЛИТЕРАТУРА:

1. Всемирная история государства и права: Энциклопедический словарь. / Под ред. А.В. Крутских. – М.: ИНФРА-М, 2001.
2. Георгиевский Э.В. Формирование и развитие общих положений древнерусского
уголовного права. – М.: Юрлитинформ, 2013.
3. Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. – М.: Искусство, 1984.
4. Дамирли М.А. Теоретико-методологические проблемы понятийно-категориального аппарата историко-правовой науки. // Поняття, термiни i категорiї историко-правової науки: матерiали XXI Miжнародної iсторико-правової конференцiї, 23-26 квiтня 2009 р. – Миколаїв: Вид-во ЧДУ iм. Петра Могили, 2010. – С.3-11.
5. Калинина Е.Ю. Мифология средневекового правосознания: иррациональное в
рациональном. – М.: Юрлитинформ, 2014.
6. Коллманн Н.Ш. Преступление и наказание в России раннего Нового времени. – М.: Новое литературное обозрение, 2016.
7. Ливанцев К.Е. История средневекового государства и права. – СПб. 2000.
8. Момотов В.В. Формирование русского средневекового права в IX – XIV вв. – М.:
ЗЕРЦАЛО-М, 2003.
9. Оспенников Ю.В. Правовая традиция Северо-западной Руси XII – сер. XV вв. – М.:
Юрлитинформ, 2011.
10. Рогов В.А. Право-Пространство-Время в богословии средневековой Руси (О
средневековых вероятностях и идеях в перспективе). – М.: МГИУ, 2007.
11. Рогов В.А. Этюды о параллелях в средневековой теории права // ФЕМИС. Ежегодник истории права и правоведения. 2002. – Вып. 3. – М.: МГИУ, 2002. – С.11 – 23;
12. Рогов В.А., Рогов В.В. Древнерусская правовая терминология в отношении к теории права (очерки в IX – сер. XVII вв.). – М.: МГИУ, 2006.
13. Тогоева О.И. «Истинная правда»: языки средневекового правосудия. – М.: Наука,
2006.
14. Трикоз Е.Н. Периодизация и сравнительно-историческая типология права // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Юридические науки. – 2014. – № 2. – С.132-144.
15. Эйкен Г. История и система средневекового миросозерцания. – Изд. 2-е. – М.: Книжный дом «ЛИБРИКОМ», 2011.
16. Vinogradoff P. Outlines of Historical Jurisprudence. – Vol.1. – Oxford, 1920.

REFERENCES

1. Vsemirnaya istoriya gosudarstva i prava: Entsiklopedicheskiy slovar. / Pod red. A.V.
Krutskih. – M.: INFRA-M, 2001.
2. Georgievskiy E.V. Formirovanie i razvitie obschih polozheniy drevnerusskogo ugolovnogo prava. – M.: Yurlitinform, 2013.
3. Gurevich A.Ya. Kategorii srednevekovoy kulturyi. – M.: Iskusstvo, 1984.
4. Damirli M.A. Teoretiko-metodologicheskie problemyi ponyatiyno-kategorialnogo apparata istoriko-pravovoy nauki. // Ponyattya, termini i kategoriYi istoriko-pravovoYi nauki: materiali XXI MizhnarodnoYi istoriko-pravovoYi konferentsiYi, 23-26 kvitnya 2009 r. – MikolaYiv: Vid-vo ChDU im. Petra Mogili, 2010. – S.3-11.
5. Kalinina E.Yu. Mifologiya srednevekovogo pravosoznaniya: irratsionalnoe v ratsionalnom. – M.: Yurlitinform, 2014.
6. Kollmann N.Sh. Prestuplenie i nakazanie v Rossii rannego Novogo vremeni. – M.: Novoe literaturnoe obozrenie, 2016.
7. Livantsev K.E. Istoriya srednevekovogo gosudarstva i prava. – SPb. 2000.
8. Momotov V.V. Formirovanie russkogo srednevekovogo prava v IX – XIV vv. – M.: ZERTsALO-M, 2003.
9. Ospennikov Yu.V. Pravovaya traditsiya Severo-zapadnoy Rusi XII – ser. XV vv. – M.: Yurlitinform, 2011.
10. Rogov V.A. Pravo-Prostranstvo-Vremya v bogoslovii srednevekovoy Rusi (O srednevekovyih veroyatnostyah i ideyah v perspektive). – M.: MGIU, 2007.
11. Rogov V.A. Etyudyi o parallelyah v srednevekovoy teorii prava // FEMIS. Ezhegodnik istorii prava i pravovedeniya. 2002. – Vyip. 3. – M.: MGIU, 2002. – S.11 – 23;
12. Rogov V.A., Rogov V.V. Drevnerusskaya pravovaya terminologiya v otnoshenii k teorii
prava (ocherki v IX – ser. XVII vv.). – M.: MGIU, 2006.
13. Togoeva O.I. «Istinnaya pravda»: yazyiki srednevekovogo pravosudiya. – M.: Nauka, 2006.
14. Trikoz E.N. Periodizatsiya i sravnitelno-istoricheskaya tipologiya prava // Vestnik Rossiyskogo universiteta druzhbyi narodov. Seriya: Yuridicheskie nauki. – 2014. – # 2. – S.132-144.
15. Eyken G. Istoriya i sistema srednevekovogo mirosozertsaniya. – Izd. 2-e. – M.: Knizhnyiy dom «LIBRIKOM», 2011.
16. Vinogradoff P. Outlines of Historical Jurisprudence. – Vol.1. – Oxford, 1920.


Із зауваженнями, пропозиціямии чи запитаннями просимо звертатись до – Владислав Кіорсак

e-mail – Vlad.kiorsak@gmail.com

Редактор – Ірина Гіщинська

А також, за цими посиланнями:
Facebook –
Vlad Kiorsak
Львівський медієвістичний клуб

Advertisements

One Comment Add yours

  1. Димидюк Дмитро коментує:

    Скопійовано на aera vulgaris.

    Подобається

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s