ПРАВОВЫЕ РАЗЛИЧИЯ СРЕДНЕВЕКОВЫХ ЕВРОПЕЙСКИХ ГОРОДОВ: ИСТОКИ И РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ

ПРАВОВЫЕ РАЗЛИЧИЯ СРЕДНЕВЕКОВЫХ ЕВРОПЕЙСКИХ ГОРОДОВ: ИСТОКИ И РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ

ПРАВОВІ ВІДМІННОСТІ СЕРЕДНЬОВІЧНИХ ЄВРОПЕЙСЬКИХ МІСТ: ДЖЕРЕЛА ТА РЕГІОНАЛЬНІ ОСОБЛИВОСТІ

LEGAL DIFFERENCES OF MEDIEVAL EUROPEAN CITIES: RESOURCES AND REGIONAL FEATURES


Автор – Я. Г. РИЕР (Могилев, Республика Беларусь); доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой всеобщей истории Могилевского государственного университета имени А. А. Кулешова.Специалист по истории мировых и европейских цивилизаций в древности и средневековье, исследователь средневековой аграрной археологии. E-mail: rier47@tut.by.

Стаття опублікована у збірнику АННАЛИ ЮРИДИЧНОЇ ІСТОРІЇ Том 1. Номер 1, січень-березень 2017 ВИПУСК «ІСТОРІЯ ТА ГЕОГРАФІЯ СЕРЕДНЬОВІЧНОГО ПРАВА»


В средневековой Европе сложилось несколько цивилизаций: западноевропейская, византийская, восточноевропейская и центральноевропейская.Последняя в процессе своего развития в культурном и социальном плане постепенно сближалась с западной, но, в силу более позднего «старта», влилась внее лишь в наше время. Из восточноевропейской с созданием ВКЛ выделилась западная часть (Поднепровье), в развитом средневековье воспринявшая некоторые западные черты. На остальной территории Восточной Европы сложилась российская цивилизация. Специфические черты указанных цивилизаций во многом
определялись формами городского права.

europe_13th_century

Возникновение городов в средневековой Европе, как известно, было тесно связано с отделением ремесла от сельского хозяйства и стимулировалось процессом закрепощения крестьян, который начался в Западной Европе с VIII-IX вв. Там же, где он происходил позднее, выделение ремесленников также задерживалось. Только в Северной Италии возрождение городов было связано не с крепостничеством, а с ранним, с VIII в., восстановлением средиземноморской торговли. Города здесь возникали или восстанавливались на местах старых римских поселений. В ХI-ХIII вв. к северу от Средиземноморья возникло большинство существующих и поныне городов. В Скандинавии, Центральной и Восточной Европе, где процессы феодализации развивались в замедленном ритме, и большинство крестьян оставались свободными, ремесленники обычно не порывали с аграрной средой. Там первые города создавались купечеством, связанным с внешней торговлей или властью в фискальных целях. Накопление производственного и торгового потенциала в городах способствовало развитию товарно-денежных, рыночных отношений. У городского населения существенно менялись стереотипы поведения. Работа воспринимается уже не божьим наказанием за грехи, она уже считалась полезной, необходимой для жизни.Постепенно главным для горожанина становится не поиск покровителя (что типично для феодального менталитета), а занятие предпринимательством.

0_f3896_84015c38_orig рим
Рим

Сочетание германских и античных представлений создало в Западной Европе специфическую смесь корпоративности и сословной замкнутости с представлениями об индивидуальных правах и частной собственности. Отсюда – бурное развитие экономически самостоятельных городов. Если в прежние времена Европа делилась на античный Юг и варварский Север, урбанизация изменила облик западной части континента и разделила его на Запад и Восток [4, с. 25].
Конечно, процессы укрепления городов и становления новых ценностей в них происходили медленно, так как сдерживались общими феодальными политическими порядками. Были и существенные локальные различия [См.: 5-6]. Но не будет преувеличением отметить, что, в конечном счете, средневековый город отделил Западную Европу от остального мира. Именно в городах, основанных на самоуправлении с разработанными процедурами избрания должностных лиц и их отчетности, формировались элементы гражданского общества с особыми правовыми нормами.

Большая подробная средневековая карта Брюсселя. Брюссель – большая подробная средневековая карта.
Брюссель

Именно в Западной Европе, благодаря городским свободам и традиционному невмешательству государственной власти в экономические процессы, сложился свободный рынок собственников. Но капитализм – это не только рынок. Необходимо, чтобы рынок был свободным для всех, не монополизирован властями (как на Востоке) или немногими элитами. Нужна конкуренция массы собственников, что и было подготовлено западноевропейским средневековом развитием. Только в Западной Европе собственники сумели отстоять свои права
друг перед другом и перед господствующими слоями. И, соответственно, только в Западной Европе сформировалась развитая и многообразная система городского самоуправления.
В основе этой системы – германская община-марка, в которой сложилась система индивидуального землевладения – аллоды. Они возникли благодаря сочетанию особых природно-географических и исторических факторов. Мелкоконтурные угодья Южной Скандинавии – прародины германцев – породили обособленные семейные владения – одали. По мере расселения германцев по Западной Европе их представления об индивидуальных крестьянских хозяйствах подкреплялись, как возможностями одной семьей обеспечивать свои потребности в условиях мягкого атлантического климата, так и восприятием античных представлений о частных правах.

Что и воплотилось в известных нормах Салической Правды – судебнике франков: в статьях о защите огороженного места, о правах выбираемых должностных лиц (рахинбургах) и, особенно, в титуле об аллодах.

В последствии, создавая городские поселения, выходившие из сельского мира ремесленники и купцы при организации своей новой жизни руководствовались вынесенными из общин формами: при гарантированной индивидуальной собственности коллегиальное решение возникавших проблем на основе равных прав общинников. Так возникали формы городского права. В отношениях с внешним миром, с феодалами, на чьих землях эти города возникали, складывались договорные отношения, напоминавшие вассально-ленные, но, с учетом городской специфики, с упором не на службу, а на платежи. Постепенно, по мере накопления опыта, феодалы, заинтересованные в поступлении налогов от городов, пришли к раздаче «своим» городам особых прав и привилегий, напоминавших иммунитетные грамоты. Так между городами и феодальным сословием, в том числе и монархами, также возникали договорно-правовые отношения, в том числе и с гарантиями особого статуса полноправных горожан.

0_f3893_2cee4b34_orig мюнхен
Мюнхен

В Византии города, уже со времен античности богатые и развитые, населенные высококвалифицированными мастерами и опытными торговцами, мало чем напоминали западноевропейские. Из-за сильной центральной власти в этих городах не сложилось внутреннего самоуправления. Города управлялись уполномоченными представителями центра и не имели автономии. Это выражалось даже в отсутствии, в некоторых случаях, особых городских укреплений, что поразило западных рыцарей в Первом крестовом ходе. Не сложилось и особых прав городского сословия.
Скорее византийские города были едва ли не копией восточных, где государственная регламентация сковывала инициативу торгово-ремесленных корпораций. Это, кстати, ослабило византийские города перед конкуренцией с торговыми республиками Европы, прежде всего, с Венецией или Генуей. С конца XII века в ходе этой конкуренции экономическое преимущество западноевропейских городов, в которых все более энергично развивалась частная собственность с неконтролируемой феодальными властями рыночной экономикой, становится более очевидной. Именно с этого времени пути Западной Европы и Византии расходятся окончательно. Императорская власть в Византии сумела не допустить и городского самоуправления, напрямую управляя городской экономикой через массу чиновников, что вело к огромному росту расходов казны и, как следствие, к увеличению налогов. Налоговое бремя здесь значительно превышало фискальные сборы с западноевропейских горожан и подрывало конкурентоспособность византийских товаров даже на внутреннем рынке. В результате городское население беднело, и города не стали двигателями общественного прогресса.

Map_of_Constantinople_(1422)_by_Florentine_cartographer_Cristoforo_Buondelmonte
Мапа Константинополя, 1422 р.

Социально-политические процессы в Центральной Европе, характеризуемой более прочными общинными традициями и отсутствием античного влияния, развивались медленнее, чем на западе континента. Известная сплоченность славянской общины была обусловлена, прежде всего, природными условиями – более континентальным, чем на западе климатом. И отсюда – более продолжительными и суровыми зимами, что существенно сокращало время полевых работ и требовало коллективных усилий, ибо отдельные семьи не успевали бы себя обеспечивать на долгие зимние месяцы. Община в Польше и Чехии стала слабеть лишь с проникновением западных порядков через, прежде всего, феодалов, быстрее воспринимавших западный сеньориальный уклад. Началось это с появления иммунитетов в ХI в. И только в ХII-ХIV вв. здесь происходило массовое создание феодального землевладения через оседание на землю дворян – шляхты с постепенным ограничением крестьянских прав, которое завершилось их юридическим закрепощением только в ХVI в., когда в большинстве регионов Западной Европы личная зависимость крестьян уже исчезла.

краків
Краків

Медленное социальное развитие деревни притормозило и развитие городов. Оставаясь лично свободными, средневековые сельские ремесленники в государствах Центральной Европы не стремились отрываться от земли. Население городов росло медленно. Власти, заинтересованные в развитии городов из фискальных соображений, поощряли колонизацию городов из более урбанизированного запада, прежде всего из соседних немецких земель. Интенсивнее города здесь стали развиваться с ХIII-ХIV вв., когда к ним с запада пришли нормы городского, прежде всего немецкие городские юридические нормы[3].

Наиболее распространенным оказалось магдебургское право. Согласно ему монарх сохранял только верховную власть, а все внутреннее управление (судебное, административное, финансовое) переходило к свободной городской общине во главе с выборным руководителем. Устанавливались также временные льготы на налоги с домов и дворов горожан, лавок на рынке.

Несмотря на то, что такая колонизация создавала значительную немецкую прослойку среди горожан, современные польские историки считают, что она сыграла положительную роль в урбанизации польского общества и переносе в него западных городских порядков [18, s.105]. Ведь, как отмечалось, в условиях тогда еще неполного порабощения польские сельские ремесленники в города особо не стремились. Тем более что в дальнейшем, при укреплении польской государственности, немецкая колонизация здесь не достигла такого уровня, как в соседней Чехии, где, в условиях нахождения королевства в составе Священной Римской империи, она способствовала развитию национальных конфликтов вплоть до гуситских войн.

Специфически протекало развитие городов в Восточной Европе. Здесь, прежде всего, следует выделить западную часть региона, где вдоль пути «Из Варяг в Греки» с IХ-Х вв. происходило формирование Древней Руси.
На северном отрезке пути среди слабо заселенных земель первоначальные дружинные укрепления выросли в такие многофункциональные центры, как Новгород и Псков. Здесь их корпоративные владельцы – дружинники, овладев окрестными территориями, превратились в бояр с городскими владениями. В этих городах сложилось управление, сочетавшее общинную и дружинную демократию в виде веча с боярской олигархией. Князей сюда приглашали в качестве военных командиров, как в Новгороде, или для тех же целей использовали местную
династию, как в Пскове.

pl-nowgorod-15-vek_old_russian_hhbgvf_541454_pretich (1)
В российской литературе эти города часто рассматриваются как аналоги североитальянских городов-государств. Например, многолетний исследователь Новгорода, академик В.Л.Янин, на основании сведений о том, что богатство венецианских купцов, с которыми нередко сравнивают новгородскую знать, опиралось не только на торговлю, но и на земельные владения (латифундии) в Леванте, высказал мнение о возможности сопоставлять олигархов из обоих городов [17]. Представляется, ученый упустил из виду существенную деталь: венецианские олигархи выросли именно из торговой элиты – пополанов (потомственных горожан, ремесленников, купцов, банкиров); новгородские же «политические близнецы» (потому как тоже олигархи) происходили из дружинной знати, для которых торговля была не основой жизни, а лишь дополнительным средством обогащения.
Ментальность и, отсюда поведение у торговцев и воинов – не только разные, но и противоположные: для воина, тем более знатного, целью является власть и владение, для купца – прибыль и выгода. Вспомним дворянское презрение к «торгашам». Наконец, известно, что дворянское (феодальное) правление и на Западе привело, в итоге, к упадку и было сменено именно буржуазией, в том числе и теми же «торгашами», создавшими более прогрессивную систему – капитализм, обеспечивший ускоренное, а, в итоге, более равномерное социальное развитие для широких масс.
Так что города Северо-Западной Руси, самые демократичные в Восточной Европе, существенно отличались от западноевропейских в социально-политическом плане. В них правили не собственно, горожане, а землевладельцы, боярские олигархи, которые жили в городе. Они участвовали во внешней торговле, но продавали, прежде всего, не городскую ремесленную продукцию, а сырье из своих сельских (феодальных) владений.

Южнее, в Приднепровских землях, города, как выросли из дружинных резиденций-крепостей, так и оставались княжескими военно-административными центрами, в которых, лишь в силу хозяйственной необходимости, группировались и чисто городские слои – купцы и ремесленники. И, в отличие Новгорода и Пскова, здесь князья оставались правителями, а вече, если и сохранялось, имело весьма ограниченные функции (естественно, временами, особенно при отсутствии князя, его роль временно могла усиливаться).
Города здесь, в отличие от западноевропейских, были не автономны от сельских округ, а, наоборот, встроены в них как административные центры земель (княжеств). И управлялись, как и на Востоке, в Азии, властями в интересах господствующего феодального сословия. Так произошло потому, что на Руси не сложились традиции частного (на обычном и феодальном праве) землевладения.Изначально сказывалась прочная славянская община. А удаленность от античного мира затруднила и проникновение частнособственнических норм. Последующие связи с Византией усилили представления о правах правителей на все земельные ресурсы, а собственность рассматривалась как вид долгосрочной аренды, на которую князь имеет верховную власть.В итоге выделялись только крупные вотчины, административными центрами которых и становились княжеские города. В результате не сформировалось и специфическое городское сословие с особым юридическим статусом. Даже цехи, как обособленные корпорации ремесленников, на Руси не сложились, несмотря на то, что по наблюдениям археологов, ремесленники одних профессий обычно селились (по крайней мере, в крупных городах) по соседству друг с другом. Но особых ремесленных прав и уставов неизвестно. Города остались, еще раз подчеркну, в полном административном подчинении феодалов. Это, как и в Византии, помешало формированию городского самоуправления со всеми юридическими, социальными и политическими последствиями для развития Восточной Европы.

відень
Відень

С созданием Великого княжества Литовского, которое, в силу, прежде всего, внешних обстоятельств – немецкой экспансии – сблизилась с Польшей, на его территорию стали проникать преобразованные в Центральной Европе элементы западной цивилизации, в том числе и соответствующие юридические нормы. Начался процесс эволюции Приднепровской Руси к индивидуализму, частной собственности и римскому праву. Это относится и к аграрному строю, и к городам [1; 2; 7, с. 263; 9, с.32; 11, с.69-75]. Последние воспринимали западноевропейские нормы внутреннего самоуправления и юридического статуса горожан (магдебургское право) и стали, как выразился швейцарский славист Карстен Гёрке, как бы переходными между Западной и Восточной Европой [12]. Это способствовало противостоянию с Московией и еще более усиливало западную ориентацию ВКЛ.

В Московской Руси города остались под административным контролем феодальных властей. Как и в Византии, тут не сложилось и бюргерского сословия. В городах жили окрестные феодалы, а сами города не отделялись от аграрного мира, были центрами сбора ренты, как и на классическом Востоке. Поэтому усиление, в дальнейшем, центральной власти в Московской Руси не было подкреплено экономическим усилением городов, как на Западе, что способствовало общему замедлению развития [10, с. 91; 13; 14]. В таких условиях характер и стиль поведения купечества формировались в России в обстановке, далекой от духа свободного предпринимательства [8, с. 141]. Более того, когда в Западной Европе уже со времени Реформации динамичная культура города освободилась от подчинения аграрному миру, в России городская среда осталась второстепенной, маргинальной [16, с. 81]. Города Западной Европы – это центры ее модернизации. Если центром западно- и центральноевропейского города была ратуша (то же с ХV века наблюдалось и в городах ВКЛ), то города на Руси – оставались резиденциями князя, а позже – чиновника, представлявщего центральную власть. Разумеется, нечто подобное бывало и в Западной Европе, но там городское самоуправление находилось в равноправном диалоге-противостоянии с другими властными структурами [15, с. 214, 226].

moscow

Таким образом, городское самоуправление, ставшее одним из феноменов средневековой Западной Европы, с одной стороны, отразило специфику ее правовой системы, которая опиралась на признание индивидуальных прав и собственности, с другой – способствовало ее динамичному развитию – формированию капиталистической системы хозяйствования и социальных отношений.


ЛИТЕРАТУРА

1. Бардах Ю. Зачараваны Вялікім Княствам. / Ю.Бардах. // Беларускі гістарычны агляд. –1995. – Т.2. Сш.1. – с. 41-48.
2. Бэтс Рэджынальд Р. Канстытуцыйны працэс і палітычная думка ва Усходняй Еўропе. /Рэджынальд Р. Бэтс. // Беларускі гістарычны агляд. – 1999. – Т. 6. Сш. 1- 2. – с. 152-173.
3. Галямичев А. Н. Город и городское право в средневековой Чехии. / А.Н.Галямичев. //Право в средневековом мире. – М., 1996. – с. 22-30.
4. Город в средневековой цивилизации Западной Европы. – Т. 1. – М., 1999.
5. Гутнова Е. В. Город, бюргерство и феодальная монархия. / Е.В.Гутнова. // Город всредневековой цивилизации Западной Европы. – М., 2000. – Т. 4. – с. 8-29.
6. Гутнова Е. В. Города и сословные собрания. / Е. В.Гутнова. // Город в средневековой цивилизации Западной Европы. – М., 2000. – Т. 4. – с. 29-45.
7. Насевіч В., Свяжынскі У. Міндоўг знаёмы і незнаёмы: погляд літоўскага гісторыка. / В.Насевіч, У.Свяжынскі. // Беларускі гістарычны агляд. – 1999. – Т.6. Сш.1-2. – с. 261-272.
8. Перхавко В.Б. Выводы и своды купцов феодальной России. / В.Б.Перхавко. // Купечество в России. ХV – первая половина ХlХ в. – М., 1997.
9. Пичета В.И. История сельского хозяйства и землевладения в Белоруссии. / В. И. Пичета. – Ч. I. – Мн., 1927.
10. Сванидзе А.А. О феномене средневекового урбанизма: заметки в связи с конференцией. / А.А.Сванидзе. // Средние века. – 1995. – Вып.58. – с. 88-94.
11. Семенникова Л.И. Россия в мировом сообществе цивилизаций. / Л.И.Семенникова. – Брянск, 2000.
12. У Цюрыху пра Полацк. // Беларускі гістарычны агляд. – 1998. – Т.5. Сш. 1. – с. 205-209.
13. Толочко А. П. Князь в Древней Руси: власть, собственность, ідеологія. / А. П.Толочко. – К., 1992.
14. Хачатурян Н.А. Феномен корпоративизма. / Н.А.Хачатурян. // Общности и человек в средневековом мире. – М.-Саратов, 1992. – с.17-23.
15. Шушарин Д. В. Две Реформации: очерки по истории Германии и России. / Д. В.Шушарин. – М., 2000.
16. Яковенко И. Г. Цивилизация и варварство в истории России. / И.Г.Яковенко. //Общественные науки и современность. – 1995. – № 6.
17. Янин В. Л. Новгород и Венеция. // Восточная Европа в Средневековье. – М., 2004. – с. 64-69.
18. Wyrosumski J. Czy późnośredniowieczny krysys feudalizmu dotknąl Polskę?/ J.Wyrosumski. // Homines et societas. Czasy Piastów i Jagellonów. – Poznań, 1997. – s. 103-113.

REFERENCES

1. Bardah Yu. Zacharavanyi VyalIkIm Knyastvam. / Yu.Bardah. // BelaruskI gIstaryichnyi aglyad. – 1995. – T.2. Ssh.1. – s. 41-48.
2. Bets Redzhyinald R. Kanstyitutsyiynyi pratses I palItyichnaya dumka va Ushodnyay Eўrope. / Redzhyinald R. Bets. // BelaruskI gIstaryichnyi aglyad. – 1999. – T. 6. Ssh. 1-2. – s. 152-173.
3. Galyamichev A. N. Gorod i gorodskoe pravo v srednevekovoy Chehii. / A.N.Galyamichev. // Pravo v srednevekovom mire. – M., 1996. – s. 22-30.
4. Gorod v srednevekovoy tsivilizatsii Zapadnoy Evropyi. – T. 1. – M., 1999.
5. Gutnova E. V. Gorod, byurgerstvo i feodalnaya monarhiya. / E.V.Gutnova. // Gorod v srednevekovoy tsivilizatsii Zapadnoy Evropyi. – M., 2000. – T. 4. – s. 8-29.
6. Gutnova E. V. Goroda i soslovnyie sobraniya. / E. V.Gutnova. // Gorod v srednevekovoy tsivilizatsii Zapadnoy Evropyi. – M., 2000. – T. 4. – s. 29-45.
7. NasevIch V., SvyazhyinskI U. MIndoўg znaYomyi I neznaYomyi: poglyad lItoўskaga gIstoryika. / V.NasevIch, U.SvyazhyinskI. // BelaruskI gIstaryichnyi aglyad. – 1999. – T.6.
Ssh.1-2. – s. 261-272.
8. Perhavko V.B. Vyivodyi i svodyi kuptsov feodalnoy Rossii. / V.B.Perhavko. // Kupechestvo v Rossii. HV – pervaya polovina HlH v. – M., 1997.
9. Picheta V.I. Istoriya selskogo hozyaystva i zemlevladeniya v Belorussii. / V. I. Picheta. – Ch. I. – Mn., 1927.
10. Svanidze A.A. O fenomene srednevekovogo urbanizma: zametki v svyazi s konferentsiey. / A.A.Svanidze. // Srednie veka. – 1995. – Vyip.58. – s. 88-94.
11. Semennikova L.I. Rossiya v mirovom soobschestve tsivilizatsiy. / L.I.Semennikova. – Bryansk, 2000.
12. U Tsyuryihu pra Polatsk. // BelaruskI gIstaryichnyi aglyad. – 1998. – T.5. Ssh. 1. – s. 205-209.
13. Tolochko A. P. Knyaz v Drevney Rusi: vlast, sobstvennost, IdeologIya. / A. P.Tolochko. –
K., 1992.
14. Hachaturyan N.A. Fenomen korporativizma. / N.A.Hachaturyan. // Obschnosti i chelovek v srednevekovom mire. – M.-Saratov, 1992. – s.17-23.
15. Shusharin D. V. Dve Reformatsii: ocherki po istorii Germanii i Rossii. / D. V.Shusharin. – M., 2000.
16. Yakovenko I. G. Tsivilizatsiya i varvarstvo v istorii Rossii. / I.G.Yakovenko. // Obschestvennyie nauki i sovremennost. – 1995. – # 6.
17. Yanin V. L. Novgorod i Venetsiya. // Vostochnaya Evropa v Srednevekove. – M., 2004. – s.64-69.
18. Wyrosumski J. Czy późnośredniowieczny krysys feudalizmu dotknąl Polskę?/ J.Wyrosumski. // Homines et societas. Czasy Piastów i Jagellonów. – Poznań, 1997. – s. 103-113.


Із зауваженнями, пропозиціямии чи запитаннями просимо звертатись до – Владислав Кіорсак

e-mail – Vlad.kiorsak@gmail.com

Редактор – Ірина Гіщинська

А також, за цими посиланнями:
Vkontakte 
Львівський медієвістичний клуб
Бібліотека товариства

Facebook –
Vlad Kiorsak
Львівський медієвістичний клуб

Advertisements

One Comment Add yours

  1. Димидюк Дмитро коментує:

    Скопійовано на aera vulgaris.

    Подобається

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s